Жития святых. Святой мученик Арефа.

Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста монахиней Варварой Сухановой

Когда въ Греціи царствовалъ благочестивый царь Іустинъ, а въ Еѳіопіи — Елезвой — тоже христіанинъ, боящіеся Господа, въ это время въ Омиритской странѣ возсталъ противъ христіанъ беззаконный, нечестивый царь-еврей по имени Дунаанъ. Онъ со своими совѣтниками, слугами, воинами поклонялся солнцу, мѣсяцу и идоламъ. Онъ задумалъ выгнать всѣхъ христіанъ изъ своей страны. Мучилъ, убивалъ ихъ безъ числа. Благочестивый царь Елезвой въ своей далекой странѣ услышалъ, какъ жестоко преслѣдуетъ христіанъ этотъ невѣрный, лютый царь. Сталъ онъ скорбѣть за своихъ братьевъ во Христѣ и рѣшилъ имъ помочь.

Онъ собралъ своихъ войновъ и пошелъ съ ними сразиться съ Дунааномъ; Елезвой долго воевалъ съ нимъ и, наконецъ, побѣдилъ его съ Божіей помощью. Но Дунаанъ вскорѣ возсталъ на Елезвоя и велѣлъ снова безъ милосердія уничтожать христіанъ. Въ его царствѣ былъ большой, многолюдный городъ Нарганъ. Въ немъ процвѣтала вѣра Христова. Тамъ было много церквей, монастырей. Въ этомъ прекрасномъ городѣ не было ни одного язычника, ни одного еврея.

Діаволъ позавидовалъ благочестію этого города и подсказалъ невѣрному Дунаану пойти войной противъ этого города, чтобы истребить всѣхъ христіанъ. Онъ окружилъ со своимъ войскомъ городъ и сказалъ гражданамъ:

— «Если хотите остаться живыми, отрекитесь отъ Христа и сбросьте съ храмовъ кресты, ваши проклятые знаки».

Вокругъ города ходили царскіе оруженосцы и громко кричали: «Послушайте царя! Царь васъ щедро наградитъ, а то погибнете отъ огня и меча!»

Но всѣ граждане готовы были умереть за Господа нашего Іисуса Христа.

Тогда Дунаанъ рѣшилъ погубить городъ голодомъ. Онъ долго стоялъ съ войскомъ подъ стѣнами города, но граждане съ Божіей помощью не голодали, такъ какъ у нихъ на многіе годы было достаточно хлѣба и всякой другой пищи. Тогда нечестивый царь рѣшилъ хитростью погубить христіанъ. Онъ послалъ въ городъ своихъ людей, чтобы они поклялися Богомъ, что царь ихъ не обидитъ, если они пустятъ его въ городъ: онъ только соберетъ съ нихъ дань. И клялися царскіе люди: Дунаанъ объявляетъ имъ, что онъ не тронетъ ихъ вѣры. Граждане повѣрили невѣрному Дунаану и отворили передъ нимъ городскія ворота. Царь обманулъ христіанъ. Онъ повелѣлъ призвать къ себѣ всѣхъ знатныхъ гражданъ, всѣхъ правителей городскихъ. Къ нему вышли почтенные старцы и власти. Среди нихъ былъ и блаженный Ареѳа. Ему было девяносто пять лѣть — князь и воевода Награнскій. Хитрый лжецъ Дунаанъ велѣлъ схватить его вмѣстѣ съ другими старцами и взять подъ стражу. Онъ велѣлъ разжечь огромный костеръ, собралъ множество священниковъ, служителей церковныхъ и бросилъ четыреста двадцать семь христіанъ въ огонь.

Потомъ онъ призвалъ святаго Ареѳу со старцами и сталъ ихъ уговаривать отказаться отъ Христа. Мученикъ Христовъ готовъ былъ умереть за Господа своего. Дунаанъ снова бросилъ ихъ въ темницу, чтобы послѣ замучить ихъ. Вѣрные шли на смерть, какъ на веселіе. Даже самъ царь Дунаанъ со своими вельможами удивлялся, съ какою радостію спѣшили на казнь иноки и женщины.

О, какъ трогательно, какъ умиленно спорили между собою женщины и инокини! Инокини перегоняли женщинъ, чтобы первыми преклонить главы свои подъ мечъ и говорили женщинамъ: «Мы должны умереть первыми. Мы, вѣдь, первыя приходимъ въ церковь, первыя идемъ къ Причастію. и мы хотимъ первыми идти къ Жениху нашему, Іисусу Христу». Малыя дѣти спѣшили за своими матерями и бѣжали на смерть, какъ на праздникъ. Въ толпѣ слышались ихъ звонкіе голоса:

— «Меня усѣцыте, меня усѣцыте».

Въ городѣ Награнѣ жила одна молодая вдова, богатая и красивая, по имени Синклитикія. У нея были двѣ дочери. Она скромно и тихо жила въ своемъ домѣ, постяся и моляся Богу. Мучитель Дунаанъ призвалъ ее къ себѣ съ дочерьми. Когда онъ не смогъ уговорить молодую вдову отказаться отъ Господа, то въ ярости закричалъ:

— «Скверная женщина, я раздроблю тѣло твое и брошу на съѣденіе псамъ».

Старшая дочь святой мученицы, которой было двѣнадцать лѣтъ, заступилась за мать свою и плюнула Дунаану въ лицо; сейчасъ же ее усѣкли мечемъ царскіе слуги, вмѣстѣ съ ея младшею сестрою. Жестокій мучитель велѣлъ собрать въ чашѣ кровь юныхъ мученицъ и поднести къ устамъ матери, чтобы она выпила кровь своихъ дочерей. Мать исполнила страшное приказаніе Дунаана и сказала: «Восхваляю Тебя, Господи, Боже мой, что Ты сподобилъ меня вкусить эту чистую жертву моихъ дочерей, которыхъ я отдала Тебѣ. Возьми и меня къ Себѣ, въ Твой свѣтлый, чертогъ!»

Мучитель велѣлъ отсѣчь ей главу. И ушла мать ко Господу вмѣстѣ со своими юными дочерьми на вѣчное веселіе.

На слѣдующее утро Дунаанъ велѣлъ призвать къ себѣ блаженнаго Ареѳу съ его дружиною. Ихъ было триста сорокъ человѣкъ.

— «О, мерзкій главарь!» — такъ закричалъ Дунаанъ обратясь къ блаженному Ареѳѣ, «какъ ты смѣлъ возстать противъ насъ! Ты поднялъ за собою весь городъ! Ты научилъ народъ поклоняться Распятому и не слушаться моихъ повелѣній».

Святой старецъ глубоко вздохнулъ, подумалъ и съ великою печалью отвѣтилъ:

— «Не ты, царь, виноватъ въ томъ, что произошло съ городомъ. Я предупреждалъ народъ мой, что ты его обманешь, что не надо для тебя открывать городскихъ воротъ, но они не послушали словъ моихъ. Я предлагалъ съ надеждою на моего Христа, Котораго ты хулишь, хотя бы съ маленькимъ войскомъ выйдти сразиться противъ тебя».

И, обратившись къ своей дружинѣ, продолжалъ блаженный старецъ: «О, братія мои, не бойтесь умереть за Господа! Если же кто страшится смерти, тотъ пусть уходитъ отъ насъ». Но святая дружина была какъ одна душа. Воины проливали слезы, слушая слова своего любимаго воеводы.

— «Никто тебя не оставитъ — мы всѣ готовы умереть за Христа!» — воскликнула въ отвѣтъ ему дружина.

— «Я вашъ предводитель и хочу первымъ идти ко Господу моему. Беззаконный Дунаанъ скоро погибнетъ и Церковь Христова расцвѣтетъ въ этомъ городѣ словно алая, благоуханная роза, обагренная кровію святыхъ мучениковъ», — сказалъ блаженный, благословилъ народъ, воздѣлъ руки къ небу и прославилъ Господа.

Беззаконный царь понялъ, что Ареѳа со своею дружиною никогда не отрекутся отъ Христа и поспѣшилъ ихъ отвести къ потоку, называемому Одіасомъ, и тамъ казнить всѣхъ. Первому усѣкли главу, святому и великому Ареѳѣ, а потомъ и другимъ святымъ мученикамъ.

Одна женщина-христіанка изъ города Награна была со своимъ пятилѣтнимъ сыномъ на мѣстѣ казни. Она восхваляла святыхъ мучениковъ и помазала ихъ чистою кровію себя и сына своего, царя же безстрашно, громко проклинала. Воины сейчасъ же отвели женщину къ Дунаану и мучитель повелѣлъ сжечь ее.

Когда разожгли большой костеръ и начали связывать эту блаженную, чтобы бросить ее въ огонь, ея маленькій сынъ сталъ горько плакать. Онъ увидѣлъ царя, бросился къ нему, обхватилъ своими руками ноги его и сталъ умолять не трогать его матерь. Царю понравился этотъ красивый ребенокъ, онъ посадилъ его къ себѣ на колѣни и спросилъ:

— «А ты кого больше любишь: насъ или мать твою?»

— «Мать люблю! Я прошу, развяжите ее. Пусть она придетъ за мной и возьметъ съ собою и меня на мученье, о которомъ она мнѣ часто разсказывала».

— «А что такое мученье?» — спросилъ царь.

Дитя же, исполненное благодати, отвѣчало:

— «Мученье значитъ умереть за Христа, чтобы вѣчно съ Нимъ жить».

— «А Кто же Онъ, Христосъ?» — спросилъ царь.

— «Пойдемъ со мною въ церковь и я тебѣ покажу Его», сказалъ ребенокъ.

Потомъ увидѣвъ мать снова заплакалъ и сказалъ:

— «Оставь меня, пусти къ матери».

— «Не ходи ты къ ней», — уговаривалъ ребенка царь, «я тебѣ дамъ яблокъ и орѣховъ, разныхъ красивыхъ плодовъ».

— «Я не хочу оставаться съ вами, я хочу къ матери. Я думалъ, что ты — христіанинъ и потому пришелъ къ тебѣ, а ты вѣдь жидъ, и потому я не хочу быть съ тобою и ничего не возьму отъ тебя. Я только хочу, чтобы ты отпустилъ меня къ матери».

Удивился царь, какъ разумно говоритъ это прекрасное, какъ цвѣтокъ, христіанское дитя!

Вдругъ ребенокъ увидѣлъ, что мать его бросили въ огонь, и онъ сильно укусилъ царя. Дунаанъ отстранилъ его отъ себя и повелѣлъ одному изъ стоящихъ вблизи вельможъ взять отрока къ себѣ на воспитаніе, чтобы научить его еврейской вѣрѣ. Вельможа взялъ за руку дитя и повелъ къ себѣ домой. Проходя мимо костра, въ которомъ горѣла блаженная мать ребенка, вельможа повстрѣчался со своимъ другомъ и сталъ ему разсказывать объ удивительной разумности пятилѣтняго мальчика. Когда они разговаривали, ребенокъ вдругъ вырвался изъ рукъ вельможи. Въ одно мгновеніе онъ былъ уже возлѣ костра, вскочилъ въ огонь, крѣпко обнялъ свою горѣвшую мать. Пламя охватило ребенка. Вмѣстѣ сгорѣли мать и сынъ. Ихъ прекрасныя души принялъ Христосъ, Котораго они возлюбили больше своей жизни. И слава Господу, дающему великую мудрость малому ребенку!

Князья и бояре жестокаго царя, видя, сколько проливается христіанской крови, стали умолять его пощадить неповинныхъ людей. Пришлось Дунаану исполнить ихъ просьбу. Онъ наложилъ на христіанъ тяжелыя работы, а самъ собрался въ обратный путь въ свой престольный городъ. Когда этотъ беззаконный царь возвращался домой, вдругъ ночью засіяло въ небѣ ослѣпительное пламя. Дунаанъ со своими воинами затрепетали отъ страха. Съ неба полился огненный дождь и попалилъ многихъ воиновъ. Но не понялъ богоненавистный царь, что это чудо — знакъ Божьяго гнѣва за пролитіе христіанской крови, и сталъ снова въ различныхъ мѣстахъ своего царства убивать христіанъ.

Царь Еѳіопскій Елезвой болѣлъ душою за христіанъ и только ждалъ лѣта, чтобы снова идти войною противъ царя Дунаана.

Весною онъ собралъ свое войско и пошелъ на Омиритскую землю. Но, по Божіему попущенію, не было ему удачи. Его воины заблудились по дорогѣ въ непроходимой, безводной пустыни и въ горахъ.

Много воиновъ погибло и только немногіе печально вернулись къ себѣ на родину. Царь очень скорбѣлъ, но не смогъ защитить христіанъ и со слезами молился Господу, чтобы Онъ помогъ ему побѣдить злого Дунааана. По совѣту одного монаха святой жизни онъ далъ обѣщаніе Богу, если онъ только побѣдитъ Дунаана, то откажется отъ царства и сдѣлается монахомъ. И Господь помогъ ему!

Милосердный сотворилъ великое чудо. Когда воины Елезвоя плыли на корабляхъ въ страну Омиритскую, пришлось проходить кораблямъ въ одномъ узкомъ мѣстѣ, между высокихъ скалъ; море въ этомъ опасномъ мѣстѣ было мелкое. Дно было покрыто острыми камнями. Царь Дунаанъ, чтобы заградить путь кораблямъ, велѣлъ выковать громадную желѣзную заставу и поставить ее въ этомъ узкомъ, опасномъ мѣстѣ, чтобы корабли не смогли приплыть въ эту страну. Когда корабли были вблизи заставы, то, по волѣ Божіей, поднялась страшная буря. Волны встали, какъ горы. Онѣ высоко подняли корабли надъ желѣзною заставою и перенесли ихъ одинъ за другимъ черезъ это опасное мѣсто.

Наконецъ, буря и желѣзную заставу сокрушила. Вотъ какое чудо совершила рука Божія! Царь Елезвой взялъ со своимъ войскомъ престольный городъ Фаръ. Онъ вошелъ во дворецъ царя Дунаана, взялъ въ плѣнъ его жену, захвативъ всѣ его богатства. Когда до невѣрнаго царя дошла эта вѣсть — онъ помѣшался отъ страха и печали. Онъ сталъ бояться, что его вельможи и родственники ему измѣнятъ и передадутся на сторону царя Елезвоя. И потому онъ повелѣлъ ихъ всѣхъ сковать золотыми цѣпями и самъ сковался вмѣстѣ съ ними и такъ сидѣлъ въ своемъ лагерѣ и ждалъ кончины своей.

Царю Елезвою Господь послалъ на помощь своего Архангела Гавріила. Когда воины молились, чтобы Господь помогъ царю Елезвою, съ небесъ послышался голосъ: «Гавріилъ! Гавріилъ! Гавріилъ!»

И Архангелъ явился воинамъ въ одеждѣ воина. Въ рукахъ онъ держалъ желѣзный жезлъ съ крестомъ наверху (такъ иногда изображаютъ на иконахъ Архангела Гавріила).

Архангелъ Гавріилъ устремился впередъ, напалъ на войско царя Дунаана и поразилъ копьемъ одного изъ его всадниковъ.

Невѣрные отъ страха побѣжали. За ними вслѣдъ погнались воины царя Елезвоя. Какъ трава подъ косою полегли воины Дунаана.

Христіане взяли станъ богомерзкаго царя и нашли его, безумнаго, скованнаго со своими вельможами и родственниками золотыми цѣпями. Царь Елезвой поразилъ на смерть мучителя христіанъ и всѣхъ вельможъ: такъ Господь наказалъ Дунаана! Христіане ликовали, благодарили Господа за побѣду. Елезвой вошелъ въ Награнъ, освободилъ всѣхъ христіанъ, которые веселились, восхваляя Господа и благодарили царя Елезвоя. Царь поставилъ княземъ этого города сына Ареѳы. А царемъ надъ страною Омиритскою поставилъ благочестиваго и очень добраго человѣка по имени Авраамія.

Восхваляя Господа за Его крѣпкую помощь, царь вернулся въ свою страну. Тамъ онъ снялъ съ себя царскій вѣнецъ и послалъ его въ Іерусалимъ. Царство Еѳіопское онъ поручилъ Господу. Самъ же онъ тайно вышелъ изъ своего дворца въ бѣдной одеждѣ, какъ нищій, и затворился въ келліи близъ одного монастыря. И такъ до смерти своей и не выходилъ изъ келліи, день и ночь усердно работая Богу. Онъ ѣлъ только немного хлѣба и пилъ воду и только изрѣдка вкушалъ финики и смоквы, а вина и масла никогда не вкушалъ. Въ его келліи была только одна корзина и водоносъ. Такъ прожилъ онъ пятнадцать лѣтъ и мирно отошелъ ко Господу. Слава Господу, дивному во святыхъ Своихъ, всегда, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ, аминь.

Источникъ: М. В. Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста. Выпускъ одиннадцатый. [1965 г.] — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1965. — С. 57-62.

 

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты