Пастырские беседы с детьми. Митрополит Киевский Владимир

II

ПОЛЬЗА БЛАГОЧЕСТИЯ

«Благочестие на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей». (1 Тим. 4:8)

Когда израильтяне подошли к границам обетованной земли, то тайно послали соглядатаев узнать, какова эта земля. Посланные скоро возвратились назад и принесли плоды необыкновенной величины и прекрасные на вкус. Земля, хотя хороша и плодоносна, сказали многие из них, но она сплошь населена исполинами и окружена крепкими городами. Если мы осмелимся войти въ неё, то непременно погибнем. Такими и подобными речами они возбудили против этой земли предубеждение в народе и произвели в нём величайшее волнение.

Иисус и Халев, которые были в числе разведчиков, делали всё возможное для того, чтобы успокоить народ и вдохнуть в него мужество. Они напоминали ему об обетованиях Господа и о чудесном сокровище, которое Он им даровал. Но неверующий народ негодовал против Моисея, говоря, что он для того и вывел его из Египта, чтобы уморить его в пустыне. Нашлось только двое, которые не роптали против Моисея, и они только одни достигли потом обетованной земли, все же остальные за их ропот и недовольство, после сорокалетнего странствия умерли, не увидев обетованной земли.

К чему, спросите вы, эта история? Напомнив эту историю, я вот что хочу сказать вам. Не правда ли, что нечто подобное ей совершается и сейчас пред нашими глазами? Как путник в пустыне этой земли, человек хочет отдаться всецело служению Богу, благочестию, и достигнуть этим путем Царства Небесного, которое есть, так сказать, обетованная земля, текущая молоком и медом, т. е. благодеяниями Бога. Но вот доходит до его слуха лукавый голос мира, и к нему присоединяются и его собственные страсти, и начинают такого человека запугивать тысячами опасностей и ужасов. «Какая тебе польза от служения Богу, от благочестия», нашёптывают они. Ужели не видать, как трудно это служение? Это—страна ссылки, каторга, которая ничего не дает своим обитателям, кроме мучения; как невольники, живут они в ней среди постояиных трудов и лишений, без радостей и удовольствий.

И подобно тем неверующим израильтянам, очень многие поддаются этим лукавым внушениям и, в чувстве крайнего недовольства, ропщут на тех, которые, освободив их от рабства греху, ведут на путь добродетели; подобно израильтянам, вздыхавшим о котлах и мясах египетских,—и они вздыхают об удовольствиях и наслаждениях мира и снова возвращаются ко греху.

Чтобы предостеречь вас, дети, в будущем от такого вероломства и недовольства, чтобы разоблачить всю ложь мира и страстей, я выступаю сегодня пред вами, чтобы с полною уверенностью сказать: только в служении Богу, только в истинном благочестии можно найти истинное счастье,—счастье в жизни, в смерти и в вечности.

Ничего нетъ полезнее благочестия. О нём апостол говорит: благочестие на всё полезно,—на всё, говорит он. Много содержит в себе это слово, и, однакож, нельзя сказать, чтобы о нём было слишком много сказано. Оно заключает в себе чистую истину.

Благочестие услаждает жизнь. В общении с Богом есть утешение для всего: оно отнимает у несчастий их горечь, облегчает скорбь; оно успокаивает взволнованное сердце, исцеляет печаль и тугу. Как огонь в зимнюю пору ослабляет силу мороза, или роса летом уменьшает палящий жар солнца, так благочестие утоляет жгучую скорбь души. Да, только в скорби и страданиях, только здесь научаешься ценить достоинство благочестивого сердца. Когда посмотрим священническими глазами на отношение людей к этим страданиям, какая громадная разница между человеком безрелигиозным и человеком благочестивым! Неверующий, безбожный человек, который не знает никакого высшего значения и смысла страданий,—как терзается и мятётся он, когда постигает его какоенибудь бедствие! Какое обнаруживает малодушие, какое уныние и отчаяние, какое нетерпение и ожесточение и затем, какая следует ужасная смерть!—Напротив, как спокойно встречает это бедствие человек благочестивый, во всём признающий действие промысла Божия и во всём предающий себя воле Божией! Какую обнаруживает он твердость и мужество, какой исполнен он непоколебимой надежды и всецелой преданности! Из уст такого человека нередко можно слышать такие поучительные слова: «велик и тяжел мой крест! Что было бы со мною при несении такого креста, если бы я не имел веры в Бога и чужд был всякой надежды на Него?» Видите, как полезно благочестие!

Далее, оно придает всей жизни и разнообразным занятиям человека свою цену и свое значение. Уважение и презрение, радость и скорбь, богатство и бедность, покой и труд—всё это благочестивый человек приписывает воле Бога и Его премудрым целям. Всё, что он ни делает, делает для Бога, и потому всякое его дело, всякое общественное положение, как бы оно ни было мало и ничтожно, является великим, ценным, достойным вечной награды.

Истинное благочестие на всё полезно, «ибо, продолжает ап. Павел, оно имеет обетование живота нынешнего и грядущего». Оно приносит нетленные сокровища, неземное богатство, благодать, благословение, божие благоволение, вечную жизнь. Возьмите иго мое на себя и обрящете покой душам вашим, иго бо мое благо и бремя мое легко есть. Но, ведь, так говорит, скажут нам, только Христос-Спаситель, но не совершенно ли противное говорит мир?!.. Кому же верить? Слышали ли вы, дети, когда-нибудь, чтобы человек, предающийся радостям и удовольствиям, сказал: «никогда и нигде не найти мне, о мир, такого господина, который был бы лучше тебя. Легко и сладко твое бремя, счастливы и жизнерадостны твои слуги. Продолжай поить меня твоею сладостью; моему сердцу никогда не исчерпать чаши твоих наслаждений?». Да и сами вы, могли ли когданибудь сказать это после того или другого удовольствия, по удовлетворении той или другой страсти? Не видите, не слышите ли, спрошу я, как сами поклонники мира жалуются на мир с его удовольствиями? Не подтверждают ли тысячи опытов, что чем глубже чада мира погружаются в земные удовольствия, тем мучительнее наступает для них скука, пустота и томление духа, так что они сами чувствуют себя несчастными, и жизнь становится им въ тягость? О, нам—пастырям, у коих более случаев и возможности видеть бедствие человеческого сердца во всех его видах и исследовать его источники, как часто приходится нам с горечью в душе восклицать: «как велика сила греха и каким несчастным делает он человека!». Напротив, укажите хоть одного благочестивого христианина, который пожаловался бы на тяжесть учения своего божественного учителя и с чувством ропота сказал бы: жалею, что последовал Христу? Истинные последователи Христа, в каких бы обстоятельствах они не находились, всегда чувствовали себя счастливыми и вполне были довольны своею судьбою. Какие прекрасные слова сказаны были св. Поликарпом, епископом Смирнским, который умер мученическою смертию за имя Христово! «Отрекись от Христа, сказал ему правитель, и я отпущу тебя на свободу». Но св. Поликарп ответил: «Уже восемьдесятъ шесть лет служу я Ему, и Он не сделал мне ничего дурного, как же я отрекусь отъ Него?». И все истинные христиане, и ваше собственное сердце, наверное, скажут вам, что это правда.

Таким образом, и опыт, и прямое слово Спасителя, и ваше собственное сознание,—всё подтверждает эту истину, которую мне хотелось бы поглубже напечатлеть в сердцах ваших: только в служении Богу, в вере и благочестии человек может найти своё истинное счастье.

Есть в жизни человеческой, по крайней мере, один момент, когда, повидимому, невозможно никакое счастье, немыслимо никакое спокойствие, такой момент, когда мир—он сам подтверждает это—не может дать никакого мира и утешения, когда он совершенно оставляет своих последователей. Это—момент смерти, которая неизбежно наступит для всех нас, хотя мы и не знаем, когда, где и как скоро.

Но и в этот страшный момент оправдается истинность слов Спасителя, что у Него и с Ним только можно находить мир и успокоение. Да, этот мир и спокойствие благочестивый христианин может находить даже и на смертном одре. Какъ нежная мать стоит у этого одра надежда — эта кроткая посланница неба, которая одною рукою поднимает упавший дух его, а другою показывает за темным покрывалом, отделяющим время отъ вечносги, первые лучи небесной славы. Для благочестивых, поэтому, смерть есть ни что иное, как отдых после труда, возвращение изгнанника на родину, переход плавающего из бурного моря в тихую пристань, конец ночи и начало дня. Вот почему благочестивый человек не только не боится смерти, но с нетерпением ждет её и радуется её приближению. Когда одному святому юноше сказали, что смерть его уже близка, то он не только не смутился, как другие умирающие, но пришёл в неописуемый восторг, и вне себя от радости повторил несколько раз: «готов, иду, с радостью иду к моему Господу!». Так умирают и все благочестивые люди. Кто живет в Господе, тот в Господе и умирает. Какова жизнь, такова и смерть.

И мы, друзья мои, если будем жить в Господе, в искреннем благочестии и набожности, то и мы будем умирать в Господе. И тогда мы опытно узнаем, как верно слово апостола, что благочестие на все полезно, полезно не для настоящей только жизни, но и будущей, загробной.

Если же благочестие полезно и спасительно для всех людей вообще, то вдвойне, втройне полезно оно для юношеского возраста. Для юноши благочестие — это ледник, охлаждающий неумеренный пыл его страстей; оно есть его защита и оборона против нападений мира и диавола; им подавляются в нём зародыши всех пороков и—наоборот,—насаждаются и взращиваются семена всякой добродетели. Еще Соломон справедливо сказал о нём: «всё доброе пришло ко мне вместе с благочестием». Да, благочестивый юноша всегда бывает и самый трудолюбивый, самый верный своему долгу юноша. Благочестивый юноша есть, конечно, и самый чистый и нравственно безукоризненный юноша, — какой это полезный член для человеческого общества! Благочестивый юноша, к какому бы классу людей он не принадлежал, он самый скромный и покорный, самый любвеобильный и предупредительный юноша. Посмотрите на Иисуса—первообраз юношеского возраста,—как он набожен и благочестив, как точно и усердно исполняет все обязанности, как к Богу-Отцу своему небесному, такъ и к земным своим родителям! Он молится, будучи еще отроком, молится и юношею; охотно посещает храм божий и, подолгу оставаясь въ нём, Он возрастает в премудрости и благодати, в любви у Бога и человеков. Смотрите, христианские юноши, на этот ваш первообраз, и делайте также! Больше, как можно больше старайтесь развивать въ себе дух благочестия во дни вашей юности, и вы собственным опытом узнаете, как дороги плоды и как велико и незаменимо счастье, приобретаемое им. Благочестивая юность—какое это украшение, какое благо для земли!

О, Господи!—пошли от духа Твоего дух страха Божия и благочестия! Даруй нам благочестивое юношество и тем обнови лицо земли ! Аминь.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты