Пастырские беседы с детьми. Митрополит Киевский Владимир

I

БЛАГОЧЕСТИЕ.

«Ты же, человек Божий, преуспевай в благочестии… Великое приобретение — быть благочестивым…»

(1 Тим. 6:6, 11)

Милые дети! Образец для детства, в котором находитесь и вы, образец самый высокий, есть Господь наш Іисус Христос. Он для того и сошел с неба, для того и жил на земле, сначала как дитя и отрок, а потом как юноша и муж, чтобы всем возрастам, всем званиям и состояниям преподать пример добродетельной жизни и показать истинный путь к небу. Следовательно, Он есть образец и для детского и отроческого возраста. Историю детства Иисуса мы находим у евангелиста Луки, именно в том месте, где он говорит о путешествии 12-ти летнего Иисуса со своими родителями в Иерусалим.

Евангелие детства Иисуса, по справедливости, можно назвать вашим, дети, евангелием. Оно—кратко, и это, вероятно, потому, чтобы вы детским умом своим удобнее и скорее могли воспринять его и запечатлеть в своём сердце. Оно — кратко, и, между тем, в нём заключается всё, чему хотел научить Иисус детей, что нужно им делать, чего желать и чему подражать. В этом евангелии к вам приложимо, в особенности, следующее изречение Спасителя: образ бо дах вам, да тоже аз сотворих, и вы творите, т. е. я показал вам пример, чтобы и вы поступали также, как я поступил. Как хотелось бы, дети, этот урок, преподанный вам Иисусом, поглубже напечатлеть в сердцах ваших! Для этой цели я хочу изложить вам это евангелие в нескольких поучениях, ибо в нём так много содержится хорошего и полезного, что высказать всё за один раз невозможно. Сегодня из всего богатого содержания этого евангелия хочу выделить только одну добродетель, самую главную, которой, прежде всего, должны быть научены дети: это благочестие и набожность Иисуса, Его любовь к храму или дому Божию, к молитве и ко всему, что относится к почитанию Отца Его.

***

У евреев был закон, по которому все мужчины обязаны были ежегодно три раза являться пред лицо Иеговы в Иерусалимском храме. Когда мальчик достигал двенадцатилетнего возраста, его признавали уже взрослым, т. е. стоящим под законом, и с этого времени он должен был принимать участие в путешествиях на праздники в Иерусалим. Вот почему и Иисус, по достижении этого возраста, идет, как видим мы из Евангелия, вместе с родителями во Иерусалим.

Вот и из вас, дети, большинство достигли уже двенадцатилетнего возраста, почему и вам нельзя уже теперь отговариваться тем, что вы не можете понимать и исполнять закона Божия. Вам уже сообщено немало знаний из области этого предмета; вы уже знаете вашего Отца Небеснаго, вы слушали о Его единородном Сыне, нашем Спасителе и Господе, вы знаете уже, в чем состоит задача и назначение человека, сначала здесь на земле, и потом на небе, знаете и тот путь, который ведет к счастью и благополучию земному и блаженству небесному. Поистине вы уже не неразумные дети, на вас смотрят, вас судят—и вправе судить— и Бог, и люди.

Значит вам необходимо теперь уже серьезнее смотреть на себя, необходимо поступать так, как хочет и требует Бог и с полною заботливостью украшать своё сердце добродетелями и делать жизнь приятною Богу и полезною для людей. Но для сего нужна, прежде всего, та истинная, нелицемерная, чистосердечная набожность, которой, больше всего, и учит двенадцатилетний отрок Иисус.

Когда исполнилось Ему 12 лет, говорит евангелист, Он пошел со своими родителями в Иерусалим. Обратите внимание на этих трёх паломников, совершающихъ своё далёкое и нелёгкое путешествие. Взгляните на эту небесную радость Иосифа и Марии, отражающуюся на их лицах, когда их возлюбленное детище в первый раз совершает с ними это путешествие. Как благочестивы и Богоугодны были уже те разговоры, которые вёл Иисус с ними на этом пути! Какою любовью к Богу воспламенялось сердце Его, когда Он говорил о своём Небесном Отце и о своём счастье в первый раз переступить порог Его дома! Чем ближе подходили они к святому городу, тем сильнее билось Его сердце, исполненное этой священной радости.

А как Он должен был почувствовать себя, когда воочию увидел пред собою этот чудный город, с его высоким, величественным храмом, и тысячи тысяч паломников, со всех сторон вереницами тянущихся къ нему, особенно же когда вступил Он в тот храм, где Он впоследствии должен был публично явиться, как Мессия, на то место, где Ему предстояло встретить упорство и сопротивление, испытать крайнюю ненависть и озлобление, оплакать жалкое ослепление и даже положить живот свой! Вотъ уже Елеонская гора, вот Голгофа пред Его глазами,— что должен был Он теперь почувствовать? Чувствования, которыми переполнено было в этот момент Его Божественное сердце — были поистине невыразимые чувствования.

Теперь загляните в сам храм и посмотрите на этого отрока-богомольца! Вот стоит Он рядом с Иосифом и, воздев к небу свои руки, молится. О, с каким благоговением и умилением молился Он теперь, при первом посещении дома Отца Своего, и с каким благоволением и любовью взирал Небесный Отец на эту молитву Своего возлюбленного Сына! Вот где высшая школа самой истовой, самой благоговейной молитвы,- она здесъ, в этом Иерусалимском храме, у Иисуса, Иосифа и Марии. Все силы души их сосредоточены были на одном,- на молитве, на прославлении Бога. Три дня продолжался этот праздник, и во всё это время отрок Иисус ежедневно и по несколько часов находился в храме, не чувствуя утомления. Этого мало. Даже и тогда, когда окончился уже праздник, когда Иосиф и Мария оставили уже священный город, отрок Иисус всё ещё остаётся в храме. Он не может разлучиться съ домом Отца Своего; Он еще три дня проводит здесь и этим учит нас, как должны и мы любить дом Божий, и как спасительно ещё с детства посвящать себя на служение Господу.

По божественному определению Иисус, отбившись от родителей, остаётся в Иерусалиме, несмотря на то, что Он, повидимому, делает проступок против Иосифа и Марии, и является, какъ бы, непослушным родительской воле. Он знал более важную для Него волю небесного Отца Своего, и потому, кажется, и не обратил внимания на свою мать и праведного Иосифа, чтобы тем и нам дать понимать, что и для нас воля Божия должна быть во всем, что касается славы Бога и спасения души, выше и дороже всего. Да, возлюбленные дети, великий и поучительный урок даёт нам этот поступок Иисуса. Если бы и ваши родители или кто-либо другой из житейских побуждений захотели отвлечь вас от дома Божия, от посещений богослужения, от исповеди и причащения Святых Таин, и вообще от исполнения нравственно—религиозных обязанностей и благочестивых упражнений,—о, не забывайте тогда этого примера вашего Спасителя! Старайтесь и вы в таких обстоятельствах точно и свято исполнять волю Бога и вместе с Божественным Отроком говорить: «неужели вы не знаете, что мне подобает быть в том, что Отца Моего есть?».

Так отвечал Иисус своим родителям, которые в продолжение трех дней с великою душевною тревогою искали Его. Тем более должны мы так отвечать тем, кто старается отдалять насъ от Бога, от веры, от церкви, от молитвы и благочестивых упражнений, от исполнения заповедей Божиих, и восстанавливает против пастырей и учителей, кои пекутся о душах наших и ведут к исправлению.—«Если вы хотите отвратить меня от Отца моего небесного»,—так пусть каждый говорит в подобных случаях,—«если хотите разлучить меня с Иисусом, то я должен голос Бога слушать более, чем вас, и неуклонно исполнять то, что возложили на меня Отец небесный, как первую и самую главную обязанность».

Но эта первая и самая главная обязанность нашей жизни есть истинное, чистосердечное благочестие. Оно имеет основание в единственном желании чтить Всесвятого Бога и благоугодить Ему. Благочестие есть ничто другое, как исполнение великой заповеди: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всею душею твоею и всем помышлением твоим». Оно есть любовь к Богу, любовь к Его дому, любовь к молитвенному общению с Ним, любовь к прославлению Его в богослужении.

Благочестие—это далеко не то, чем хочет сделать его безбожный мир,—это не ханжество, не лицемерие, не пустосвятство, в которое он желал бы превратить его. Понимая его таким именно образом, нечестивый мир осыпает его своими насмешками и преследует своею ненавистью. Отсюда большею частью и происходит то, что молодые люди стыдятся благочестия и набожности, боясь прослыть чрез это темными и отсталыми людьми. Однако, какое это глубокое заблуждение! Истинная набожность (есть, конечно, и ложная набожность, которая не имеетъ цены), есть черта высокая, достойная всякого уважения.

Она должна быть делом каждого христианина.

Она достойна и человека высокообразованного. Ибо, что вышло бы из благочестия и набожности, если бы они пошли против истинного образования? Конечно, если образованием считать то, что под ним разумеют многие молодые люди, т. е., чтобы всегда по последней моде одеваться, наблюдать изящество в манерах и учтивость в выражениях, и больше ничего, то с таким образованием благочестие ничего не может иметь общего. Но оно очень хорошо уживается с настоящим, истинным образованием. Более того, набожность сообщает юноше и девице особенную прелесть, служит самым лучшим украшением их. Благочестивая юность подобна ангелам, приносящим на алтарь благовонную жертву. Невинное чистое сердце поднимается к Богу, чистые мысли наполняют душу и пламя благоговения пылает на её лице. Смиренная поступь, открытый и ясный взор—всё говорит о такой красоте, о таком благородстве души, которое невольно привлекает к себе симпатии окружающих.

О, если бы наше юношество, наше столь испорченное юношество, познало, сколько прекрасного, великого и достойного уважения заключается в благочестии! Оно перестало бы смеяться над ним и само постаралось бы усвоить его и упражняться въ нём. Если дорого это качество во всех, то вдвойне достолюбезно и дорого благочестие в юности, и Богу особенно приятно видеть его в юношестве. Юноша своим чистым, невинным сердцем, своею первою любовью может доставить Богу нечто такое, чего Он не находит уже у людей пожилых.

И в самом деле, кто хоть раз видел истинно-благочестивого юношу, невинную девицу в храме, во время молитвы, тот, при виде этой умилительной картины, наверное чувствовал, почему с таким благоволением останавливается взор Отца небесного на такой юной душе. Ничего не может быть более приятного, как молодость, проведенная в благочестии и страхе Божием. Благочестие облагораживает всё существо человека, оно освящает все его мысли, все стремления и поступки, оно делает богоугодною всю его жизнь и привлекает на неё Божие благословение.

Полюбите же, дети, это благочестие, как основную добродетель вашего возраста, и не забывайте о его красоте и достоинстве. Не дозволяйте духу мира вводить вас в заблуждение, когда он старается представить вам благочестивую жизнь в самом непривлекательном виде, как жизнь крайне тяжелую, неприятную и глупую. Но живите всегда по примеру Иисуса, вашего Спасителя и Искупителя, радостью и потребностью сердца Которого была всегда молитва, пребывание в храме Божием, в занятиях тем, что составляло волю Отца Его небесного. То только и может быть истинно, свято, богоугодно, спасительно и полезно, что Он любит, что Он делает, чему Он учит. Аминь.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии закрыты